Браво, «Браво, Италия!»

о пастерии «Браво, Италия!» — заведении, которое не «притворяется» лучшим местом в городе, где готовят самую простую пасту, а является таковым на самом деле.

22 Апреля 2016, 12:57
%d0%90%d1%80%d1%82%d0%b0%d0%bc%d0%be%d0%bd%d0%be%d0%b2%d0%b0

Текст: Александра Артамонова | Фото: Денис Туголуков
 

Александр Генис
Александр Генис,

русский писатель, эссеист, литературовед,
критик, радиоведущий


«Паста выпускает на волю душу пшеницы, причём той, что, как римские легионы, известна твёрдостью. Поэтому её можно резать ножом и есть как мясо. Для этого она, словно сама Италия, должна быть в изобилии окружена водой. Чтобы не переварить пасту, сохранив её в твёрдом состоянии (aldente), лучше выбросить часы и пробовать поминутно. Дождавшись соблазнительного оттенка янтарной прозрачности, повар может бросить в кастрюлю лёд, чтобы мгновенно остановить кипение. Но и тогда результат не гарантирован.

Чего я только не делал! Купил особую машинку, ввозил контрабандой канадскую муку, даже Верди крутил макаронам, но всё равно лучший способ насладиться пастой – отправиться в Италию. Не умея её испортить, итальянцы не знают, как исправить наши ошибки. Возможно, что этому, как дыханию, нельзя научить вовсе.

Ещё меня поражает в пасте неодолимая зависимость содержания от формы, хотя, давно занимаясь писанием, мог бы и привыкнуть: буквы – тоже у всех одинаковы».


Из книги «Колобок и др. Кулинарные путешествия»

 


Хозяин пастерии «Браво, Италия!» Владимир Щедрин отказывается от интервью. Причём делает это практически с итальянским темпераментом. Разговор происходит по телефону, и что творится на другом конце провода — не видно, но можно предположить, что Щедрин бешено (как будто можно иначе) жестикулирует. Он произносит слово «нет» раз десять за пять минут беседы. Он говорит, что «деловые интервью», «беседы за жизнь», распространение о «планах на будущее», ответы на вопросы вроде «а почему у вас такая паста вкусная?», «а что вы будете делать дальше?», «а с чего всё вообще началось?» его не интересуют. Он сетует, что не только читал сотни таких интервью, но и сам давал пару подобных — и в итоге выходит одно и то же: даже не «ярмарка тщеславия», а «ярмарка живых мертвецов».
 

«Что мы можем написать или сказать о халве?», — спрашивает меня Владимир. И тут же отвечает: «Только то, что она сладкая, ну, может быть, ещё и очень вкусная. А о моей пасте? что она Тоже очень вкусная? А это ведь спорно: дома кто‑то ещё лучше готовит. Нужно что‑то другое, чтобы было настроение, понимаете?»


Понимаю. Что ж, попробуем.

Прибегнем для наглядности к отчасти шаблонному приёму. Для начала представим себе обыкновенное кафе на автозаправочной станции или в рабочем квартале в каком‑нибудь итальянском городе: небольшой зал, за соседней дверью — кухня; в основном зале какие‑то шаткие столики под скатертями в красно-белую клетку, на столы ставят тяжёлые фаянсовые тарелки с собственно пастой. В обед приходят работяги: сели, в одной руке вилка, в другой — ложка, навернули, запили чем‑то, пошли работать дальше. Еда сытная и непритязательная. Никаких гастрономических откровений от неё не ждут. Макароны с соусом: здесь так ели и продолжают есть, вкус неизменен. Из напитков в баре — кола, пиво и, допустим, какой‑то не очень хороший кофе. Представили? Теперь вычтем скатерти, итальянцев и поместим эту картинку в калининградский пейзаж.

Владимир Щедрин открыл пастерию «Браво, Итали!я» осенью 2014 года на Правой набережной. Точнее, в её середине. В качестве соседей — ремонтные мастерские, шиномонтаж, какие‑то цеха, склады. В общем, типичная промышленная зона. В качестве привлекательного ландшафта (впрочем, и он на любителя) — набережная Преголи, краны, корабли, здания порта, вот привезли по воде лес, вот — уголь, вот — цветные и будто игрушечные контейнеры. Всё шумит, гремит, а по вечерам ещё и светится. Поначалу казалось, что идея обречена на откровенный неуспех: кому придёт в голову ехать за тарелкой, пусть и неплохих, спагетти к чёрту на кулички? Потом стало ясно, что рабочие из той же шиномонтажной мастерской хотят съесть на обед что‑то горячее и не особо дорогое (первые месяцы самая бюджетная версия пасты стоила ровно 80 рублей) и выпить чашку кофе. Потом про место узнали городские модники, которые ездили в «Браво, Италия!» на велосипедах и завели в «Инстаграме» для обозначения заведения хештег «секретное место». А потом место разом перестало быть «секретным»: не протолкнуться ни днём, ни вечером, забиты и автомобильная, и велосипедные парковки, владельцам в спешке пришлось открывать два дополнительных зала, нанимать дополнительных поваров.



Здесь нет ничего особенного в плане дизайна. Кто‑то наверняка скажет: «Ну что за столовая?» Здесь простой кафельный пол, стены, местами облицованные белой кафельной плиткой, а местами выкрашенные в бирюзовый цвет, удобные столы, плетёные кресла, цветочные горшки на подоконниках, открытый цех, поэтому всегда можно понаблюдать, как там готовят эту самую пасту. На грифельной доске мелом нарисован пошаговый рецепт приготовления свежей пасты: как варить, сколько времени, что добавлять и так далее. Выглядит это очень обаятельно. Что касается меню, то к классическим «Болоньезе», «Карбонара», восхитительной «Верде» со шпинатом добавились позиции для тех, кто боится мучного. Есть салаты, есть запечённые овощи. Здесь в качестве десерта к чаю или кофе рекомендуют маффины и морковный пирог. По утрам на завтраки пекут сырники. Если не хочется никаких макарон вообще, то можно заказать равиоли — или с домашним фаршем, с курицей и грибами, или со шпинатом. Для тех, кто хочет повторить кулинарный подвиг в домашних условиях (доска с инструкциями в помощь), есть pasta fresco (то есть сырая): только твёрдые сорта пшеницы, вода и яйцо (есть версия без яйца, и она ничем не хуже). И есть pasta sekko, то есть сухая. И та и другая продаются на развес. Если непонятно, какой соус подойдёт, то можно вдохновиться тем, который готовят в пастерии, можно здесь же купить банку томатов в собственном соку — и это будет неплохо. А можно и вовсе наплевать на все правила, сходить в ближайший к дому супермаркет за луком-пореем, сливками и беконом, отыскать в собственной кладовке зубчик чеснока и немного сушёного базилика, потушить в глубокой сковородке, заправить самодельные спагетти и наворачивать, как те итальянские рабочие: труд офисного работника не легче труда шиномонтажника. Приготовить, съесть, получить удовольствие и в конце концов перестать делать вид, что всё как в Италии.



Кажется, что «Браво, Италию!» спасло как раз это полное отсутствие желания «делать вид» и наличие редкой честности. Честные, большие и вкусные блюда по честной цене, итальянские заправки на калининградский лад, а само название заведения — открытая благодарность той стране, которая придумала приготовить из муки и воды тесто, нарезать его тонкими лентами и сварить в подсоленной воде. И правда, браво.

Заведение на Правой набережной — это пример того, что появилась доступная, демократичная, очень современная и европейская инициатива, альтернатива постсоветской столовой. Единственным минусом стало лишь то, что ездить всё же далековато. Но уже в мае Щедрин откроет вторую точку — в торговом центре «Мега». И что‑то подсказывает, что у него всё получится.

Оставьте свой комментарий

Я "обожаю" нашу постсоветскую рекламу - всё пишут, много, подробно, кроме нормального адреса. Идите вы все в "середину Правонабережной"!

25 Мая 2016, 00:20